• Превыше всего
  • Владимир Сауриди

Молодой офицер, он же лейтенант Гейдрих (резко, довольно высоким голосом). Я прошу не вмешиваться в мой выбор!

Сцена 15.

I. Как и в начале предыдущей сцены, изображение мертво и напоминает чёрно-белую фотографию. Внизу экрана проступает надпись: «Германия, конец весны 1931 года». Затем кадр оживает и наливается красками. В квартире, около телефонного аппарата, стоит стройная светловолосая девушка с сосредоточенным волевым выражением лица. Это и есть Лина фон Остен, которая внимательно слушает, что говорит ей по телефону собеседник.

Девушка (в трубку). Элизабет, нужно обязательно помочь Рейнхарду. После увольнения со флота он замкнулся в себе, стал молчалив и меланхоличен. Райни сейчас не способен говорить ни о чём, кроме службы, однако я вижу, с какой болью ему даётся каждое произнесённое слово.

II. В кадре появляется несколько затуманенная по бокам черно-белая вставка с бывшим обер-лейтенантом военно-морского флота Рейнхардом Гейдрихом в гражданском костюме, сидящим за ресторанным столиком.

Гейдрих (ровным высоким голосом, с небольшими паузами между предложениями; в отдельных фразах чувствуется страдание). Не знаю, что делать дальше. Они в одночасье отняли у меня будущее… Выкинуть на улицу офицера, чьи способности сами называли выдающимися…

Голос находящейся рядом Лины (её самой не видно). Райни, но ты можешь найти работу, связанную с морем.

Гейдрих (вяло, скептически). Ты предлагаешь мне устроиться инструктором по парусному спорту? (Пауза, после которой он холодно и жёстко продолжает). Я не хочу работать, я хочу служить!

III. В кадре снова видна Лина, говорящая по телефону.

Лина (несколько печальным голосом). Рейнхард совершенно не интересуется политикой. Наверное, он не станет и думать над этим. Только если согласится увидеться с Карлхеном, ведь они друзья детства.

Сцена 16.

На фоне постепенно сменяющихся черно-белых снимков звучит закадровый голос: «Карлхен, он же барон Фридрих Карл фон Эберштайн, помог другу детства. В июне 1931 года он устроил встречу бывшего обер-лейтенанта военно-морского флота Рейнхарда Гейдриха с Генрихом Гиммлером. Последний в то время искал руководителя для запланированной им службы безопасности. В историю эта организация вошла под аббревиатурой СД». Пауза, после которой демонстрируются свадебные снимки. Закадровый голос поясняет: «В конце декабря 1931 года Рейнхард Гейдрих и Лина фон Остен поженились».

Сцена 17.

Леонид и Маргарита в машине. Видна причина пробки – впереди авария: выскочившая со встречной полосы машина на большой скорости врезалась и смяла всю переднюю часть легковушки.

Маргарита. Почему ты молчишь?

Леонид. Извини, задумался.

Маргарита. О чём? Мне сейчас показалось, будто в машине я одна.

Леонид. Трудно объяснить. Перебирал в уме, всё ли я успел сделать из того, что собирался.

Они объезжают столкнувшиеся искореженные машины, видят стоящих медиков с мрачно-озабоченными лицами.

Маргарита. Господи! Какая жуть!

Через открытое окно автомобиля Леонида слышится, как один из врачей обращается к своему коллеге: «Чёрт побери, ведь истеричка, вылетевшая на встречку, отделалась парой ушибов и мелкими порезами. Подушки безопасности сработали. А этих (с сожалением указывает на вторую покореженную машину) – не вернёшь…» Оставив позади место аварии, Леонид молча закрывает окно и прибавляет скорость.

Сцена 18.

В кадре темнеет. Вскоре проступают очертания фигур Леонида и Константина, взобравшихся на искусственное возвышение, напоминающее причал. Молодые люди смотрят в сторону простирающегося перед ними речного залива. Слабый ветер развевает полы расстегнутого пальто Константина.