• Превыше всего
  • Владимир Сауриди

Камера дает крупный план остолбеневшего Королькова.

Константин (откровенно смеясь). Шучу, шучу, (жестко) даю тебе две недели.

Сцена 46.

Звучат вступительные аккорды главной музыкальной темы фильма. Севшая за руль Маргарита неловко выруливает с обочины дороги на шоссе. В кресле пассажира – полностью опустошённый Леонид. На его лице выражение боли, пальцами правой руки он потирает себе висок. Музыкальный темп убыстряется, становясь более драматичным и тревожным.

На экране возникает чешский замок с замершим неподалёку от центрального входа в ожидании пассажира Мерседесом кабриолет. Внизу проступает поясняющая надпись: «Резиденция исполняющего обязанности протектора Богемии и Моравии обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха. Предместье Праги, 27 мая 1942 года, утро, начало одиннадцатого». Уезжающий на службу Гейдрих прощается с семьёй: целует беременную жену, подхватывает на руки трехлетнюю дочь, опускается на корточки и что-то с улыбкой говорит старшим сыновьям. Затем, ещё раз обернувшись среди лестницы, быстро спускается по ступенькам, занимает заднее кресло автомобиля и взмахом руки приказывает шофёру трогаться. В следующем кадре видны двое стоящих у поворота дороги, по которой движется Гейдрих, сосредоточенных и внимательно смотрящих вдаль мужчин в штатском. Новая надпись внизу экрана гласит: «Пражский пригород Либень, 27 мая 1942 года, половина одиннадцатого утра». Первый держит в руках пистолет-пулемёт, второй – небольшой свёрток, похожий на самодельную бомбу.

Всё время нараставшее эмоциональное напряжение музыки достигает своего апогея, и теперь камера показывает мчащуюся на сумасшедшей скорости по пустому мокрому шоссе машину, за рулём которой – находящаяся на грани истерики девушка. Звонит её мобильный телефон, на экране высвечивается надпись: «Любимый». Девушка яростно хватает телефон и с силой швыряет аппарат об пол. Её глаза застилают слёзы. В определённый момент зритель начинает видеть мир расплывчато, будто бы глазами девушки.

Вскоре к изображению возвращается чёткость и в кадре появляется Герта Гелен, взволнованно смотрящая на фотографию мужа. Внизу экрана возникает надпись: «Южная Бавария, неподалёку от Регенсбурга, последние числа апреля 1945 года». Затем она бережно кладёт снимок на стол, складывает руки на груди и начинает шептать слова молитвы.

Действие возвращается в современность и камера демонстрирует, как спецназовцы из второй группы захвата, выскочив из зарослей, бросаются на людей Стержелецкого. Те, особенно старший «боец», оказывают отчаянное, но безнадёжное сопротивление. В следующем кадре перед зрителем предстаёт резко обернувшийся по направлению к опушке встревоженный Алик. Увидев, как спецназовцы из первой группы захвата скручивают часовых, он пронзительно кричит, судя по всему, пытаясь предупредить Константина о нападении. Камера демонстрирует вскочивших со своих мест Стержелецкого и Королькова. Командир первой группы захвата что-то орет своим подчинённым, и все они, за исключением тех, кто скручивает часовых, а также ещё двоих, поваливших на землю Алика и застегивающих у того на запястьях наручники, бегут к домику. Вдруг один из спецназовцев роняет оружие и хватается здоровой правой рукой за раненое предплечье левой. Следует крупный план напряжённого Константина, выстрелившего в спецназовца из пистолета через оконный проём. Увидевший это командир первой группы захвата яростно отбрасывает в сторону ненужный более мегафон и, указав рукой на домик, по всей видимости, приказывает начать штурм.

В кадре вновь возникает дорога. Сидящая за рулём Маргарита продолжает набирать скорость. Встревоженный этим Леонид обращается к девушке с несколькими короткими фразами, но они остаются без ответа.

Яркое солнце переносит зрителя в предместье Праги, где машина Гейдриха тормозит у поворота. Затаившиеся было при приближении автомобиля протектора убийцы выскакивают из укрытия. Первый пытается выстрелить в упор из пистолета-пулемёта, однако оружие заклинивает. Мгновенно разобравшийся в происходящем Гейдрих отдаёт какую-то команду водителю, судя по всему, приказывая остановиться, и выхватывает из кобуры пистолет. Второй убийца выбегает вперёд и бросает в протектора бомбу, но промахивается, и она взрывается позади машины. Изображение застилает дым. Когда он рассеивается, зритель видит побледневшего, еле держащегося на ногах, раненого Гейдриха. Рядом с машиной упал на колени задетый осколками и схватившийся обеими руками за лицо метатель бомбы. Не пострадавший шофёр бросается преследовать первого из покушавшихся. На экране вновь появляется Гейдрих, собравший последние силы и сумевший выбраться из автомобиля. Он делает ещё несколько шагов, но потом теряет сознание и падает около машины.

В следующем плане зритель видит, как в домик, где находятся Стержелецкий и Корольков, с разных сторон –  через проёмы окон и входной двери –  врываются бойцы спецназа. Ошарашенный внезапным нападением Корольков поднимает руки кверху, Константин же выстрелом в лоб убивает спецназовца, прыгнувшего в правое окно, после чего, пригнувшись, выпускает три пули в Королькова: первую – в живот, вторую – в грудь, а последнюю, уже по оседающему телу, – в голову. Константин успевает произвести ещё выстрел и убивает, попав тому в переносицу, одного из спецназовцев, ворвавшихся через вход. Остальные бойцы открывают ответный огонь из автоматов. Смертельно раненный Стержелецкий роняет пистолет и падает в кресло, по его подбородку вниз сбегает тонкая струйка крови. Константин обводит потухающим взглядом комнату, жутко улыбается и умирает. В звучащей музыке возобладал дух тотального разрушения и гибели.

В следующем кадре из-за поворота мокрой от дождя дороги, по которой мчится обратно в сторону города машина Леонида, возникает едущий на сумасшедшей скорости автомобиль бьющейся в истерике девушки. Вдруг он теряет управление и сталкивается с машиной Маргариты, в последний момент попытавшейся, но не успевшей затормозить. Непристегнутого Леонида через лобовое стекло выбрасывает из машины в кювет. Искорёженные автомобили ещё несколько секунд волочёт по дороге, затем они останавливаются, перегораживая шоссе. Леонид, опершись на локоть и превознемогая боль, поднимает голову и пытается встать. В этот момент оба автомобиля взрываются. Герой смотрит на горящие обломки долгим, пронзительным взглядом, на глазах выступают слёзы. В бессилии он падает на спину, камера отдаляется и показывает сверху средний план лежащего Леонида. Несколько мгновений спустя на его лицо падают крупные капли дождя, начинается ливень.