• Превыше всего
  • Владимир Сауриди

Корольков (развязно). Кажется, и ты не особенно рад мне. Я дождусь хотя бы приглашения сесть?

Константин (выделяя голосом первое слово). Теперь присаживайся. (С долей насмешки). Ты ошибаешься: я очень рад тебя видеть. (Быстро и жёстко). Почему два ствола из прошлой партии непригодны для использования? И ещё, с чего вдруг возникла недостача в патронах?

Корольков (осклабясь). Боюсь, что это небольшая техническая ошибка при упаковке. Пусть принесут товар сюда, проверим и пересчитаем вместе, по-партнёрски.

Константин (злобно и даже без намёка на всегдашнюю улыбку). А по результатам заполним и подпишем акт сверки?

Корольков (вскакивает с места, шипящим голосом). Кто дает тебе оружие?

Константин, в свою очередь, поднимается с кресла, затем делает успокаивающую отмашку рукой встревожившемуся Алику, по-прежнему стоящему у входа.

Константин (копируя тон Королькова). А на кого хватит и одной анонимки? (Пауза). К примеру, о торговле веществами?

Камера показывает смертельно побледневшего Королькова, непроизвольно делающего маленький шажок назад.

II. Зритель видит прямо перед собой крупным планом автоматический черный секундомер, на котором идёт обратный отсчёт времени. В следующем кадре из-за маскирующих ветвей кустарника предстаёт показанная с левой стороны опушка леса, где отдыхают «бойцы» Стержелецкого, поле, по ближнему к зрителю краю которого находятся расставленные Аликом «часовые», и домик. В зарослях прячется первая из групп захвата. Её командир, держащий в одной руке секундомер, жестом указывает троим подчинённым на ближайших к ним «часовых», после чего выразительно дотрагивается пальцами левой руки до запястья правой, где обычно носят часы. Получившие задание спецназовцы, не покидая прикрытие кустов, отправляются в сторону «часовых».

В следующем кадре зритель снова видит прямо перед собой секундомер, причём показываемое им в режиме обратного отсчёта время уменьшилось ровно настолько, что истекло между началом эпизода и вторым показом секундомера. Теперь отдыхающие «бойцы» Стержелецкого даны в ещё большем приближении и уже не сбоку. В кустарнике, не шелохнувшись, стоят пригнувшиеся спецназовцы из второй группы захвата. Её командир напряжённо смотрит то перед собой, то на секундомер, и держит приподнятой правую руку, будучи готовым сигнализировать о начале атаки.

III. Комната в домике, посреди которой стоит оторопевший Корольков. Константин медленно садится обратно в кресло.

Константин (с обычной иронией). Тихо, тихо, всё хорошо. А если и не совсем, у меня есть с собой успокоительное. Специально для тебя взял.

Корольков безвольно опускается на стул.

Корольков (осипшим, опустошённым голосом). Что тебе нужно? Получишь со следующей партией новые стволы взамен тех... Сколько патронов не хватает, говори – будут!

Константин (насмешливо и самодовольно). Вот, другой разговор. Что мне ещё нужно? (Константин перегибается через стол и, театрально сверкая глазами, быстро произносит). Вещества.

Корольков (непонимающе). Что? Какие вещества?

Константин. Те, грамотное применение которых позволяет решить любую проблему. По крайней мере, так пишут в учебнике по взрывотехнике.

Корольков. Я ими не занимаюсь.

Константин (изображая удивление). Неужели? Оказывается, младший лейтенант Спесивцев значительно более предприимчив, чем ты. (Константин качает головой, пародируя сочувствие). Как с его стороны нехорошо обманывать партнёра!

Корольков (обречённо). Тротиловые шашки подойдут? Когда они тебе нужны?

Константин (с улыбкой). Да, я их возьму. Когда нужны? (Задумчиво). Вообще-то не к спеху. Сорок восемь часов у тебя есть.