• Превыше всего
  • Владимир Сауриди

III. Короткая вставка из прошлого. Константин и Леонид после обеда на улице у ресторана поблизости от машины последнего.

Константин (задумчиво). Она действительно очень красива. Но иллюзиям своим предана фанатично, переубеждать бессмысленно. Ты играешь заведомо обречённую партию.

По лицу Леонида пробегает гримаса недовольства.

Константин. В этом отношении твоя прошлая пассия была лучше. (Улыбаясь). Управляемее.

IV. Действие возвращается в стоящий среди леса, на обочине шоссе, автомобиль.

Леонид (глядя прямо в глаза Маргарите). Да, это был обман. Я не верю и не готов верить ни во что божественное, сверхъестественное, нематериальное. Да, я преклоняюсь перед умом, перед познанием, перед властью. Перед искренним чувством, перед женщиной, которую люблю.

Маргарита (резко и неприязненно). И совершенно не считаешься с ней, с тем, что для неё важно, во что она верит!

Леонид (невозмутимо). Пусть так. Но разве можно иначе, если она и сама не понимает, во что верит на самом деле?

Маргарита в недоумении смотрит на Леонида.

V. Снова маленькая вставка из прошлого. Леонид и Маргарита в машине у ресторана, после обеда с Константином.

Маргарита. Хочешь знать моё мнение о своём друге?

Леонид (удивлённо). Ты ещё спрашиваешь? Конечно, хочу.

Маргарита. Если честно – очень неприятный и какой-то холодно-бесчувственный.

Леонид (с улыбкой). Ты не права. Костя разный. Ко мне так вообще испытывает самые тёплые дружеские чувства. И, по его собственным словам: «влюблён в мой ум».

VI. Действие возвращается в остановившийся среди леса, на обочине дороги, автомобиль.

Леонид (в голосе чувствуется страдание). Помнишь, в самом начале нашего знакомства ты сказала, что самое важное – любовь к людям? (Нервной скороговоркой). Меня это поразило, пронзило, зацепило… Я поверил, посчитал, будто ты на самом деле так думаешь… (Пауза. В голосе Леонида неожиданно появляются иронические интонации Константина). Самое интересное выяснилось потом, когда оказалось, что любви достойны лишь некоторые: кто перестал слушать ум, доверил своё сердце Богу и проч., проч., проч.

По щекам Маргариты бегут слёзы.

Леонид (с истерическими нотками). Любить всех прочих можно и на словах, любить жестоко, двулично! Их чувства ничего не значат. (Издевательски). Ведь что исходит от «непосвящённых», не может быть глубоким, искренним!

Маргарита даёт ему пощёчину. Пауза. Замолчавший Леонид неторопливо проводит по ушибленной щеке пальцами левой руки.

Сцена 40.

На заброшенный стадион, где расположилась группировка, въезжает машина Королькова. Припарковавшись около автомобиля Константина, прибывший выходит наружу и, надев солнцезащитные очки, осматривает противоположную сторону поля, где стоит домик, а немного правее сосредоточились «бойцы». Увидев их, Корольков вытягивает над головой руки и принимается медленно ими размахивать. К «бойцам» со стороны леса приближается Алик.

Старший «боец». Это он?

Алик (бросает взгляд в сторону Королькова). Да. Всё готово – часовые на местах. Пошли. Подкова.

«Бойцы» образуют небольшую дугу, по форме действительно напоминающую подкову, и выдвигаются навстречу приехавшему. Корольков, в свою очередь, направляется к группе.

Сцена 41.