• Превыше всего
  • Владимир Сауриди

Леонид. Знаешь, когда она бросилась к этой белке, мне стало жутко неприятно! Как дитё малое, ей-богу!

Константин. Ну, нельзя быть постоянно серьёзным…

Леонид (с жаром). Она сегодня сказала то же самое, точь-в-точь. Как ты об этом узнал?

Константин (насмешливо вначале, жестко в конце реплики). Во-первых, ты не дал мне договорить: нельзя быть постоянно серьёзным с женщинами. Во-вторых, дорогой друг, вы не рехнулись случаем от своей любви? Подумай, как я мог узнать, что она сегодня сказала? (Успокаиваясь и смягчаясь). Безусловно, мои возможности превосходят человеческие, тьфу, извини, среднечеловеческие, но ты слишком высокого мнения о них.

Леонид (морщится). Прости, наверное, действительно схожу с ума.

Константин (вдумчиво и жёстко). Ты это брось! Чувства, эмоции, восклицания – всё излишки. Я предпочитаю ум вперемежку с иронией. (Быстро, на грани речитатива). Результаты прослушки? Что-то ценное есть?

Леонид (спокойно). Да. Марго симпатизирует мне. Догадывается, что я влюблён. Впрочем, это очевидно без всякой прослушки, разве только не говорится прямым текстом: «Терпение, не сразу». Однако не понимаю почему, она тормозит развитие отношений…

Константин. Динамика положительная, но всё и так валялось на поверхности. Зачем мы возились (смеется) с операцией «Наушники»?

Леонид (встаёт с места, с напряжением в голосе). Смысл был. Ситуация серьёзнее, чем я предполагал. Обряды, карма, позитивная и негативная энергия оказались цветочками! В её арсенале присутствуют вещи почище: обучение ясновиденью, толкование сновидений, коррекция судьбы.

Константин (также поднявшись с кресла, пародирует Леонида). Наблюдение у психиатра, госпитализация в лечебницу… (Насмешливо улыбается). Или до такого ещё не дошло?

Леонид (с яростью). Замолчи!

Константин (безэмоционально). Прости, не хотел никого оскорбить: ни её, ни тебя, ни твои чувства к Маргарите. (Садится обратно в кресло). В сущности, подобные иллюзии очень опасны. Но женщины вообще живут иллюзиями, главная из которых – великая любовь.

Леонид (резко). А что, по-твоему, не иллюзии?

Константин (ровно). Знание и власть. Прочее - средства, включая сюда и деньги. (Пауза, далее с неожиданным порывом). Леонид, одумайся, отрекись, пока не поздно! Эта история плохо кончится, поверь!

Леонид (холодно). Извини, мне пора. (Делает шаг навстречу другу, протягивает ему руку, затем удивлённо). Какая у тебя ладонь холодная, словно не живая!

Константин. Синоптики врут. В мире глобальное оледенение. (Пауза). Звони, когда будешь свободен.

Леонид выходит. Камера даёт крупным планом лицо оставшегося в одиночестве Константина. Внезапно оно искажается гримасой необыкновенной злости. Но мгновение спустя всё как ни в чём не бывало. Константин (нараспев). «Им не понять, как детям малым,

Что счастье не влетает в рот.

Я б философский камень дал им, –

Философа недостает».

Посередине цитаты в кадре начинает темнеть. Концовку фразы герой произносит на фоне полностью чёрного экрана.

Сцена 25.

Константин и Алик, покинув город, мчатся по пустой загородной дороге.

Алик (сдержанно радуясь). Ещё пятнадцать минут и мы на месте. (Пауза). Обожаю быстро ездить.

Константин. Неудивительно. Людям нравится ощущение безграничного пространства и триумфа силы, которое дарит скорость.