• Превыше всего
  • Владимир Сауриди

Гелен (опуская глаза). Я долго изучал Россию… Специалистов по России очень мало, их не хватает. (Пауза). Объясни детям, что такое долг и просто не забывай повторять – я люблю их.

Он обнимает жену. Герта зажмуривается, с трудом сдерживая слёзы. Затем полковник Гелен несколько отстраняется, смотрит в по-прежнему грустные глаза жены. Целует её.

Голос служанки за кадром. Господин полковник, автомобиль у крыльца.

Гелен (служанке). Благодарю! (Обращаясь к жене). Позови детей, скажи, я уезжаю.

Герта покидает гостиную. Изображение медленно теряет чёткость. Зритель видит, как обгоняя возвращающуюся в гостиную мать, к полковнику Гелену бегут дети: девочка лет 8 и мальчик лет 5. Тот по очереди подхватывает их на руки.

IV. Действие вновь переносится в зал, где перед сотрудниками отдела выступает полковник Гелен. По выражению лиц слушателей видно понимание речи говорящего, в глазах молодых офицеров заметен сдержанный энтузиазм.

Гелен (завершая речь). Преданность делу, усердие, инициатива и трудолюбие крайне важны, но главное, всегда и во всём без исключения – соблюдение строжайшей секретности… Это долг каждого, кто служит в разведке.

Сцена 20.

В кадре возникают сменяющие друг друга чёрно-белые снимки, с запечатленными на них за работой сотрудниками отдела «Иностранные армии Востока». Немногочисленные подлинные фотографии встречаются среди снимков, стилизованных под настоящие. Последней демонстрируется коллективный снимок офицеров отдела «Иностранные армии Востока», датированный 1943 годом. Камера фиксирует внимание зрителя на сидящем в первом ряду полковнике Гелене, постепенно переходя от общего плана к крупному.

Показ фотографий сопровождается закадровым голосом: «Назначение полковника Гелена руководителем отдела «Иностранные армии Востока» повлекло за собой огромные перемены. В кратчайшие сроки работа вверенного ему подразделения была полностью реорганизована. Гелен усовершенствовал структуру отдела, выделил из числа подчинённых молодых, инициативных, наиболее способных офицеров и доверил им самые ответственные посты.

Отныне представляемые высшему руководству доклады отличались глубиной, объективностью и поразительной точностью оценок. Так началась блестящая карьера одного из лучших разведчиков XX века».

Сцена 21.

Константин и Алик стоят в пробке у съезда с трассы к торговому центру. Впереди виднеется полупустая дорога.

Константин (с самоуверенной улыбкой повернувшись к Алику). Я снова оказался прав в своих оценках. (Пауза). Как обычно, как всегда.

Алик смотрит на Константина с нескрываемым восхищением.

Константин (сбросив маску самодовольства, резко). А теперь ещё один прогноз. Наш многонеуважаемый партнёр едет тем же путём, что и мы. Он сейчас недалеко, в трёх километрах отсюда, в самом начале пробки.

Алик. Ты – бог!

Константин. Нет, разве только добрый волшебник. Да и добрый лишь для избранных.

Константин внимательно смотрит вдаль, после чего ровным, спокойным, безэмоциональным голосом озвучивается его невысказанная мысль: «Твоя детская или даже собачья преданность меня раздражает».

Сцена 22.

Молодой человек на блестящей спортивной машине встаёт в пробку, которую только что покинули Алик и Константин. Увидев впереди затор, молодой человек энергично бьёт кулаком по соседнему сиденью, причём так, что из лежащей на нем маленькой чёрной сумки вылетает и падает рядом в полураскрытом виде удостоверение личности. На вклеенной фотографии молодой человек изображён в форме, сбоку прописаны фамилия, имя, отчество – Корольков Александр Владимирович.

Корольков (вслух, самому себе). Чёрт! Проклятая пробка! Вот откуда она взялась в выходные???