• Календарик
  • Николай Щербина

Вася сидел в комнате и хмурился. Будучи в деревне, он страх как не любил воскресенья, потому что вечером родители уезжали в Москву. За свои семь лет до этого лета мальчик никогда не расставался с родителями так надолго. И хоть сейчас жил он с бабушкой и дедушкой, всё равно ему было очень грустно.

А ещё Вася очень не любил долгие прощания. Поэтому он только буркнул папе «До свидания», коротко чмокнул маму в щёку и убежал в комнату. Как назло, родители прощались с бабушкой очень долго, и мальчик весь извёлся, не зная, чем себя занять. Полистал книжку и раздражённо отбросил её. Играть тоже не хотелось.

Наконец, за окном завелась старенькая «Нива», и только когда звук её мотора стих, Вася вышел из дома. Побродил немного вдоль улицы, пока бабушка не позвала его кушать. Даже ужин прошёл как-то грустно.

Единственное, что немного скрасило вечер, так это календарик в тетради, особенный, с картинками. Его нарисовала мама и попросила сына отмечать, какая погода будет каждый день всю неделю, тоже картинками. Полюбовавшись календариком, Вася лёг спать.

Следующим утром они с дедушкой принялись мастерить скворечник – старый сорвало ветром весной, и он сломался. Вася всё ещё хандрил, инструментом орудовал с явным раздражением, и дело не спорилось. За это дедушка и пожурил его слегка. Он понимал причину Васиной тоски, и всей душой любил внука. Но как бывший военный был убеждён, что мальчик должен держать себя в руках. На Васю внушения не подействовали, но после обеда на большой старой рябине уже красовался новый скворечник. А вечером в календарике над домиком, нарисованном мамой, появилось солнышко с маленьким облаком.

И всё же самым грустным днём был вторник, не считая воскресенья, конечно. Казалось, мама с папой уехали давным-давно, и Вася уже успел по ним соскучиться, а до пятницы было ещё долго. Сразу после раннего завтрака все втроём пошли в лес за грибами. Честно говоря, сначала Вася идти не хотел – там крапива, комары и прочие неприятности. Однако затем мальчик проявил себя зорким и умелым грибником. Всё дело в том, что он вспомнил – папа очень любит свежепосоленные опята, и Васе хотелось порадовать его. Перед сном на второй картинке он старательно нарисовал и раскрасил яркое солнце с длинными лучами.

Наступила среда. День очень важный, потому что неделя перевалила за половину, и ждать родителей осталось меньше, чем он уже прождал. Поэтому долгая поездка на велосипедах в посёлок по делам оказалась уже довольно интересной и даже вполне весёлой. Однако погода начала портиться, попрохладило. Едва дедушка с внуком успели вернуться, как начался настоящий ураган! Дедушка хмурился: «Не к добру это. Ох, надует!». А перед Васей стояла непростая задача – как нарисовать ветер? Подумав, мальчик нарисовал гнущиеся деревья… и два летящих листика. Чтобы понятней было.

Ветер накануне старался не зря. Небо заволокло чёрными тучами, и полдня лило, как из ведра. Но Васю это не могло смутить, ведь бы уже четверг! А это значило, что ждать осталось совсем недолго – уже завтра! Так что мальчик сидел дома и старательно учил стихотворение. В приятных мыслях он воображал, как попросит маму сесть вот сюда на кровать, сам, вытянувшись, встанет перед ней и без запинки прочитает такое длинное стихотворение. Как она обрадуется! В календарике Вася нарисовал чернющую тучу и полоски дождя. А немного погодя ещё и краешек солнца, робко выглядывавшего из-за той тучи, потому что ближе к вечеру небо так же неожиданно прояснилось.

И вот, наконец, наступила долгожданная пятница! С самого утра Вася пребывал в самом приподнятом настроении. Вчерашний дождь, а потом жаркое июньское солнце спутали все его планы. Теперь первым делом нужно было выяснить, насколько сильно размыло дорогу. Это че-рез-вы-чай-но важно. Если успело подсохнуть, то родители поедут через овраг – так ближе. Тогда Вася пойдёт встречать их на ручей. А если нет, то даже «Нива» там завязнет, а значит, ехать придётся через поля, и высматривать их белую машину надо будет со старой рябины в конце сада.

Чтобы выяснить это, Вася решился на запретное – выйти одному за пределы деревни. Вечером он, как обычно, пошёл за парным козьим молоком на другую сторону оврага. Едва его дом скрылся из виду, как мальчик со всех ног побежал вниз – вдоль ручья, через запруду и дальше к дороге. Совсем запыхавшись, Вася выбежал к полям. Плутавшая среди них дорога всё ещё была богата лужами, но уже подсохла. Значит, родители поедут здесь.

Чтобы бабушка с дедушкой не потеряли его и не ругались, Вася всё так же быстро сбегал за молоком и вернулся домой. Поужинал он (невиданное дело!) первым, ведь ему надо было скорее в дозор. И вот он занял свой пост на столбушке от забора. Во сколько именно приедут родители, знали только они сами. Но ожидание это было приятными. Мальчик вглядывался в дальний берег, а сам воображал, как ещё чуть-чуть, и он расцелует маму, обнимет папу. От этих мыслей на душе у него становилось тепло и радостно.

И вот, соскочив с забора, Вася побежал к оврагу – на другой стороне показалась белая «Нива».